💹 Новости Трейдинга

Самые последние новости в сфере трейдинга

Средние компании для системы страхования вкладов не затратные — Андрей Мельников

МОСКВА, 22 июн — ПРАЙМ. Беспрецедентное санкционное давление на Россию осложнило работу Агентства по страхованию вкладов (АСВ) на территории недружественных стран, например, в Латвии суды уже начали отказывать корпорации по политическим причинам, заявил в интервью агентству «Прайм» глава АСВ Андрей Мельников в рамках ПМЭФ. Он рассказал о том, как изменилась работа госкорпорации за рубежом, когда будет полностью погашен долг перед ЦБ, при каких условиях возможно увеличение «страховки» по вкладам и стоит ли ждать расширения системы страхования на брокеров. Беседовала Анастасия Сапрыкина.

— Как изменились задачи и работа АСВ в связи с санкционным давлением против России?

— Агентство живет в повестке, на которую санкции не влияют. Единственное изменение в нашей работе связано с взысканием активов на территории недружественных стран. Суды и юристы, которые сопровождают нас там, замерли. Мы изучаем ситуацию, будем переформатировать процесс.

Но даже в новых условиях по знаковым делам у нас есть положительные результаты. Продолжаются судебные процессы на территории Франции, где арестованы основные выявленные активы Сергея Пугачева, который предпринимает безуспешные попытки затянуть дело. В мае-июне он пытался обжаловать наш иск о признании его собственником некоторых объектов недвижимости. Его жалобу отклонили. К слову, за прошедший год нам удалось на Британских Виргинских островах установить контроль над компанией, ранее принадлежавшей Пугачеву, активы которой расположены в России. Они оцениваются в сумму свыше 150 миллионов рублей. Ведется работа, направленная на их реализацию.

— А есть ли политизированные отказы судов?

— Прецедент, когда в заключении мирового соглашения судом было отказано абсолютно по политическим причинам, был в Латвии.

— Осложнился ли поиск покупателей на активы ликвидированных банков в России и за рубежом?

— В России спрос повысился. Например, объекты недвижимости выросли в цене года полтора назад, а период их реализации уменьшился. Сейчас в большей степени вырос интерес к правам требования к должникам, которые работают в реальном секторе экономики — пищевая промышленность, сельское хозяйство, радиоэлектроника.

По итогам первого квартала 2022 года Агентство реализовало имущество ликвидируемых финансовых организаций, включая объекты недвижимости, права требования к физическим и юридическим лицам, ценные бумаги, транспортные средства, оборудование, драгоценные камни, монеты и предметы искусства, на 5,7 миллиарда рублей. Так, недвижимости было более чем на 3,3 миллиарда рублей, прав требования — на 1,8 миллиарда рублей, ценных бумаг — на сумму порядка 500 миллионов рублей).

За рубежом процесс тоже не стоит на месте. В отношении Георгия Беджамова суды назначены на осень. Мы идем по пути признания процедуры его банкротства в Англии. В начале этого года в Княжестве Лихтенштейн подан иск о взыскании денежных средств с бенефициара Пробизнесбанка Сергея Леонтьева. По нашей инициативе в Венгрии, Швейцарии, Германии также начались судебные процессы о вхождении должников в процедуру банкротства.

— Какие цели сейчас стоят перед АСВ на текущий год в плане финансовых показателей ликвидационного блока?

— Стратегическая задача — завершить существующие ликвидационные процедуры за четыре года. Могут остаться процессы за границей или сложные банкротства — единичные вещи, которые не требуют расходов и не связаны со срочными выплатами кредиторам. Планируем завершить 200 ликвидационных процедур в ближайшие два года, остальные 200 — в последующие два. Завершая ликвидационные процедуры, мы приходим к фиксации убытков, которые причинили те или иные контролирующие лица, которые ответственны за банкротство банков. После этого нам нужно найти активы, которые были выведены, и их реализовать.

Мы начали активнее применять такой механизм как исполнение обязательств перед кредиторами третьим лицом. Чаще всего в этой роли выступают лица, контролировавшие банки до отзыва лицензии. Те, кто хочет без репутационных, финансовых или уголовно-правовых потерь для себя выйти из ликвидационного процесса, недостаток средств перед кредиторами (вкладчиками банков, у которых отозвали лицензию, с суммой более 1,4 миллиона рублей — ред.) они закрывают своими ресурсами. За последние два года завершено 18 таких процедур — по ним мы вышли на 100% возврат средств кредиторам.

— Сколько у вас ликвидационных процедур сейчас и каков уровень удовлетворения требований кредиторов?

— В настоящий момент Агентство осуществляет ликвидационные процедуры в отношении 401 финансовой организации. Совокупная балансовая стоимость их активов в начале работы составляла 4,6 триллиона рублей. По данным на 1 июня процент удовлетворения требований кредиторов — на наивысшем уровне за всю историю нашей работы — 49,5% (на конец прошлого года — 48,1%). Требования кредиторов первой очереди удовлетворены на 69,3%, второй очереди — 38,5%, третьей очереди — 34,1%.

По очень большому числу банков мы подошли к финальной стадии, когда фиксируется размер ответственности. Это значит, что скоро можно будет переходить к процедурам поиска активов и персональным банкротствам, чтобы разыскать имущество, оформленное на номиналов или родственников. По нашим оценкам, к концу следующего года будем вести примерно 400-600 персональных банкротств контролирующих лиц по достаточно большой группе банков.

— Вы не планируете штат наращивать под это?

— Нет. Система внутреннего аутсорсинга позволяет при необходимости перераспределять задачи между подразделениями. Но изменения в численности будут. По мере уменьшения количества процедур банкротств и усиления автоматизации бизнес-процессов Агентства пойдем по пути корректировки штата.

— АСВ в начале 2021 года запустило механизм привлечения осведомителей из банков-банкротов. Можете рассказать, как развивается данный механизм?

— По новым эпизодам, которые у нас идут в расследование, предмета для торга мы не видим. При этом всем, против кого мы направляем судебные иски, даем возможность проинформировать нас о факте — «просто выполнял команды», либо «работал вслепую». Некоторые пользуются этим правом и рассказывают о тех, кто эти команды им давал, и куда на самом деле уходили деньги.

— АСВ за последний год погасил большой объем задолженности перед ЦБ. Может ли госкорпорация раньше заявленного срока погасить долг?

— Наш индикатор — первый квартал, может быть, с переходом на начало второго квартала следующего года. Изменение этого параметра зависит от эффективности нашей работы как ликвидатора. Мы в очень большом количестве банков с большой суммой требований стоим как кредитор первой очереди — чем быстрее мы получим деньги в процессе ликвидации, тем быстрее мы отдадим кредит Банку России.

— Новых отзывов лицензий пока нет, можно сосредоточиться.

— Когда система страхования вкладов рассчитается по своим обязательствам перед Банком России, она сможет накапливать ресурс. Это откроет возможность в среднесрочной перспективе для изменения некоторых параметров работы Агентства.

— Каких, в первую очередь?

— Мы сможем говорить о корректировке сумм взносов на длинном горизонте. Сейчас ставка взносов банков в Фонд страхования вкладов составляет 0,12%. Появится возможность откорректировать ее, когда накопим достаточно ресурсов. До этих пор основные параметры системы, в том числе размер страховки в 1,4 миллиона рублей, менять нецелесообразно, на наш взгляд.

— Поэтому страховку все не поднимают?

— Есть и еще причина, почему мы не поддержали предложения о росте страховки до 2-3 миллионов рублей, которые периодически звучали. Существующие максимальные размеры возмещения по соответствующим категориям вкладов в 1,4 миллиона и 10 миллионов рублей обеспечивают полную страховую защиту 98,3% всех вкладчиков.

— На ваш взгляд, может ли после погашения задолженности перед ЦБ активизироваться процесс расширения системы страхования вкладов на средние предприятия?

— Соответствующий законопроект подготовлен, но пока не рассмотрен. Тактика наших действий в ближайшие годы будет такой — маленькие, точечные корректировки, которые связаны с защитой узких групп социально уязвимых предприятий или физических лиц. Все предыдущие изменения в работе системы страхования вкладов были небольшими с точки зрения потенциальных расходов, но важными с точки зрения защиты экономических субъектов. Средние предприятия для системы страхования вкладов не являются затратными, при этом они играют важную роль для определенного сегмента рынка.

— Насколько вырастет страховая ответственность госкорпорации в случае расширения системы на средние предприятия?

— Это вопрос 2-3%, причем даже не с точки зрения страховой ответственности, а с точки зрения увеличения потенциальных взносов банков.

— Председатель Банка России Эльвира Набиуллина на ПМЭФ говорила, что сейчас необходимо вернуть доверие граждан к финансовому рынку. В этой связи не обсуждается ли расширение системы страхования на брокеров?

— Дискуссия идет, но мы пассивные участники — это дискуссия регуляторов. Будет модель — мы ее реализуем на практике.

— Как может быть устроена система?

— Это должны определить ЦБ и правительство.

— А по опыту других стран?

— По опыту других стран — это защита инвесторов на фондовом рынке, когда происходит мошенничество или банкротство субъектов рынка. Речь здесь не идёт о защите рыночных инвестиций в процедуре стандартного инвестирования. Есть некоторые экстремальные моменты, когда государство может подставить инвесторам плечо и поддержать. 

Источник