💹 Новости Трейдинга

Самые последние новости в сфере трейдинга

Сейчас важно вовремя войти в валютный рынок — Андрей Скабелин

МОСКВА, 8 июн — ПРАЙМ. Валютный рынок Московской биржи находится под пристальным вниманием россиян и всего мира последние три с половиной месяца, причин для этого достаточно. О том, где формируется настоящий курс рубля и как без комиссии биржи купить и продать доллары и евро, в интервью агентству «Прайм» рассказал директор департамента валютного рынка Московской биржи Андрей Скабелин. Беседовала Елена Лыкова.

— Несмотря на решение ЦБ РФ временно приостановить торги на фондовом рынке в марте, валютный рынок остался действующим. Можете сказать, рассматривалось ли решение о его приостановке и почему он продолжал работать?

— Приостановка торгов — это всегда крайняя мера. Со стороны Банка России было принято своевременное решение сделать паузу в торгах на других рынках, чтобы дать инвесторам переосмыслить сложившуюся ситуацию, оценить свои риски.

На валютном рынке перерыв в торгах составил всего пару часов. Было крайне важно как можно быстрее предоставить финансовой системе страны и ее клиентам — компаниям и предприятиям — бесперебойный доступ к валютным инструментам, возможность для экономики продолжать функционировать в сложившихся условиях.

— Как себя чувствует валютный рынок Мосбиржи после ухода нерезидентов? Что принципиально изменилось в структуре торгов?

— Последние годы на долю нерезидентов в среднем приходилось 30-40% от совокупного объема спот-операций на валютном рынке. Очевидно, что уход иностранных участников повлиял на структуру рынка. Кроме того, оказало влияние введение 12-процентной брокерской комиссии за покупку валюты.

Доля физлиц в силу ограничений со стороны регулятора снижалась до 7%, а в отдельные дни до 3%, но уже по итогам апреля, после отмены дополнительной комиссии за покупку, вновь выросла до 10%, а в мае достигла 16%. Для сравнения в прошлом году доля частных инвесторов находилась на уровне 11-12% от объема спот-операций.

Крупные российские корпорации, имеющие прямой доступ на валютный рынок, также минимизировали свои операции из-за дополнительной комиссии, а за ними и экспортеры в связи с введением обязательной продажи 80% выручки.

Принято считать, что нерезиденты — это покупатели рублей, которые за эти рубли должны покупать российскую бумагу, то есть получать доход за счет carry trade, потом проводить все в обратном порядке. Наш опыт говорит, что большинство нерезидентов — это алгоритмисты и высокочастотные трейдеры (High-frequency trading, HFT), кто арбитрирует, ищет возможности заработать на этих операциях.

Прошло три месяца, и мы видим, что ту работу, которую ранее делали зарубежные алгоритмисты — это была большая качественная работа нескольких алгоритмических команд на высочайшего класса оборудовании с очень высокими скоростями — их сейчас заместили русские имена. Нерезидентов сейчас нет, но алгоритмика начинает расти.

— Речь идет о крупнейших российских банках, располагающих мощным оборудованием, или о небольших компаниях?

— HFT и алгоритмическая торговля — это отдельное направление бизнеса. Им занимались алгоритмические фонды, банки, отдельные компании и даже физические лица. На этом рынке не очень высокий порог входа, если ты не гонишься за наносекундами. Твой алгоритм может приносить прибыль и не на суперскоростях.

Раньше порядка 40-50 российских и иностранных HFT-компаний и алгоритмистов работали на российском рынке. Они все уживались, делая арбитраж на разных географических площадках, временных зонах, между разными активами.

Сейчас объемы торгов алгоритмистов после падения практически до нуля существенно выросли. В принципе, с увеличившимися спредами на валютном рынке на первый план выходит умение создать алгоритм, то есть торговую идею, а не успеть быстрее всех поставить заявку. Для таких алгоритмов важно вовремя войти в валютный рынок.

— А что же случилось с корпоратами и экспортерами?

— Комиссия в 12% при курсе в 120 рублей за доллар (исторический максимум был на уровне 121,528 рубля) составляла около 14,5 рубля. Корпорации, привыкшие к копеечным издержкам при конверсии, очевидно, были не готовы платить столько.

Одновременно с этим у российских экспортеров появилось обязательство по продаже валютной выручки. Похожую ситуацию рынок проходил в 1998 году, 2004 году и в 2008 году. В те периоды обязательная продажа валютной выручки на бирже помогала сконцентрировать ликвидность и предотвратить обесценивание российского рубля.

После принятия Указа Президента об обязательной продаже валютной выручки в марте мы не увидели этих потоков, была реанимирована инструкция по порядку обязательной продажи 20-летней давности, которая предполагала реализацию экспортерами валюты через уполномоченные банки и не учитывала, что у корпораций уже есть прямой доступ на валютный рынок. Поэтому экспортная выручка от корпоратов напрямую до биржи не дошла.

Позднее мы получили от регулятора дополнительные разъяснения по процедуре продажи экспортной выручки, но это заняло какое-то время. Сейчас мы с уверенностью можем сказать, что корпорации могут свою выручку продавать напрямую на Московской бирже, у нас есть методология, механизмы, и мы знаем, как это делать. Более того, мы это сейчас активно продвигаем для российских компаний. Но надо отметить, что и в этой сфере произошли некоторые послабления, и потребности в большом объеме продажи валюты уже нет, достаточно посмотреть на курс.

Сейчас нет такой насущной проблемы, которая наблюдалась после скачка курса доллара в начале марта. Мы видим достаточно спокойный и структурированный рынок, даже с учетом преобладания продавцов валюты. Центральный банк уже отмечал перевес в пользу экспорта, поэтому и курс доллара к рублю не 120 рублей, а чуть выше 60 рублей.

— Вернулись ли к вам на валютный рынок экспортеры?

— Мы с несколькими экспортерами провели сделки, они со своих транзитных счетов перевели средства прямо на биржу и совершили операции. Однако пока это единичные кейсы. За период с начала февраля компании уже успели перестроить свой бизнес, в том числе транзакционный, и где-то им сейчас удобнее работать через банки.

Кто-то перестроил свою работу, кто-то перестал получать валютную выручку вообще, кто-то в связи с послаблениями по реализации валютной выручки, когда удлинился период с 3 до 120 дней, сейчас, возможно, не продает. То есть мы не видим непосредственно от корпоратов большого объема. Однако это не отменяет того, что валюта экспортеров приходит на биржу через банки.

— Какова сейчас доля торгов парой доллар-рубль на биржевом и внебиржевом рынке? Где сейчас находится основной пул ликвидности? Что сейчас из себя представляет рынок forex, в частности, торги USDRUB?

— С середины 90-х готов и до сих пор в некоторых кругах слово форекс воспринимают как подобие азартной игры, gambling, хотя для финансовой индустрии это сокращение от Foreign Exchange, то есть «обмен валюты».

На форексе всегда существовала множественность курсов, даже сейчас на пару доллар-рубль существует 3-6 разных курсов в зависимости от площадки, инструмента, географии и времени суток. Например, торгуется фьючерс на пару доллар-рубль на Чикагской бирже, фьючерс на эту пару на Московской бирже, у нас появился «вечный» фьючерс. Есть рынок спот на Московской бирже, спот на какой-нибудь иностранной площадке и данные WM/Refinitiv.

— Почему существуют разные курсы?

— Есть разные инструменты, разная география, разные условия, и к разным инструментам допущены разные инвесторы.

Московская биржа всегда являлась центром ликвидности и ценообразования по операциям с рублем, но случилась ситуация, когда появились ограничения с обеих сторон, в результате которых в отдельные моменты в марте мы наблюдали разрыв в курсах до 20 рублей. При этом сейчас курсы достаточно близки — разница составляет около 50 копеек.

Возможность таких расхождений обусловлена тем, что на Западе нет достаточного количества рублей, их просто негде взять, границы закрыты, да и потребностей в рублях особо нет, кроме оплаты за газ. Все рубли хранятся в России, так же как доллары хранятся за границей. Если говорить об основном пуле ликвидности, то, по нашей статистике, порядка 80-85%, может быть даже 90%, от всего мирового рынка в паре доллар-рубль сосредоточено на Московской бирже.

Когда говорят «курс ненастоящий!», где он может быть настоящим, как не там, где проходит подавляющий объем торгов? Может, сейчас и не такой, как был ранее, но сейчас другое распределение между парами доллар-рубль, евро-рубль.

— Как на forex попадает рублевая ликвидность в условиях текущих ограничений на валютные транзакции как со стороны иностранных государств, так и с российской?

— У кого-то закрываются контракты, обязательства, кредиты, депозиты, приходят платежи, происходят погашения, то есть образуется какой-то объем рублей, который нужно продать или купить. Есть такие же трансграничные схемы, у кого-то есть дочерние компании в России, рублевые счета. Счета иностранным компаниям не закрывали, запреты касаются вывода капитала.

— Как оплата рублей за газ и в целом ситуация на валютном рынке влияет на объемы торгов по паре доллар-рубль?

— Доля торгов перемещается из доллара в другие валюты, это мы видим.

— Что сейчас Московская биржа делает для развития пулов ликвидности? Как вы планируете развивать пул ликвидности для развития торговых отношений? В каких валютах сейчас чаще всего проводятся операции?

— Если брать физлиц, то покупкой валюты обычно решается несколько насущных проблем: мы едем в отпуск и нам нужна валюта, мы хотим купить что-то за границей, либо у нас есть какая-то инвестиционная стратегия, или хотим заработать на изменении курсов. У физлиц довольно разнообразные мотивы.

Юридические лица (корпорации с прямым доступом или клиенты брокерских компаний), как правило, не спекулируют, а обслуживают свою текущую деятельность. Поэтому с точки зрения прочих валют в турецкой лире, китайском юане, казахстанском тенге, белорусском рубле у нас есть реальные покупатели и хорошая динамика.

Там есть спекулятивная составляющая, которая приходит в основном с физлицами. Крупные профессиональные участники рынка, как правило, не играются в «маленькие», низколиквидные валюты, они обслуживают своих клиентов и их экономические интересы.

С точки зрения роста объемов особенно заметен юань — в апреле объем торгов увеличился по сравнению с периодом январь-февраль в 10 раз. В остальных валютных парах также наблюдается рост активности. Это происходит в том числе, по причине снижения популярности доллара и евро среди участников внешнеэкономической деятельности, в результате чего растет использование рубля во внешней торговле. Таким образом, валютные рынки стран — торговых партнеров России будут наполняться прямыми конверсионными операциями рубль — нацвалюта. И мы будем активно участвовать в этих процессах, предлагая инструменты прямых валютных пар.

— Как вы принимаете решение о запуске торгов по валютной паре?

— У нас около 20 валютных пар на рассмотрении к возможному запуску. Это не значит, что мы все их запустим. Для старта требуется выполнение нескольких условий, самое главное из них — это реальный интерес со стороны участников и их клиентов. Чтобы валюта торговалась, необходим постоянный спрос и предложение, тогда и образуется реальный рынок.

С инфраструктурной точки зрения Национальный клиринговый центр, выступающий в роли центрального контрагента на валютном рынке, должен открыть счета в банках-корреспондентах валюты, найти поставщиков мгновенной ликвидности и заключить с ними соответствующие межбанковские договоры для запуска торгов в режиме частичного обеспечения. Не менее важно обеспечить наличие маркетмейкеров для поддержания котировок. И только при выполнении всех этих условии мы можем предоставить участникам новый инструмент.

— Планируете ли запускать новые валютные пары?

В ближайшие месяцы мы планируем запустить торги армянским драмом, узбекским сумом и эмиратским дирхамом. Мы видим интерес к этим валютам и понимаем, что в них будет ликвидность. По мере решения ряда технических вопросов будем запускать эти пары.

— Как вы видите дальнейшее развитие торговой площадки и как это может повлиять на комиссионный доход биржи?

— Мы должны создавать какие-то предпосылки, чтобы ликвидность приходила на Московскую биржу извне. Например, в данном случае мы рассматриваем увеличение ликвидности за счет переосмысления тарифного подхода.

С комитетом валютного рынка разработали механизм, который должен позволить стимулировать ликвидность в основных наших книгах заявок, то есть в парах с долларом и евро, на которые приходится 85-90% валютных торгов Московской биржи.

Мы договорились с рынком, что поменяем систему тарификации, и для того, кто ставит ликвидность в книгу заявок пассивной заявкой, комиссия будет нулевая. Таким образом мы стимулируем наших рыночных участников добавлять ликвидность, а не забирать ее.

Есть два способа воспользоваться ликвидностью на бирже — поставить собственную заявку, чтобы она стояла и ждала, когда к ней придет рынок, либо заключить сделку по уже выставленной другим участником заявке. И в первом случае эта заявка (мейкерская, от maker — тот, кто создает рынок) будет с нулевой комиссией, то есть бесплатной, а тейкер (от taker), который забирает ликвидность, заплатит в зависимости от инструмента и режима торгов.

Мы считаем, что эта мера будет стимулировать приток дополнительной ликвидности в книги заявок. Тогда, возможно, не будет сильных просадок и взлетов курса валюты. Это будет действовать для любых игроков, в том числе и для физлиц, и позволит не только профессиональным игрокам торговать на валютном рынке с нулевой биржевой комиссией. Аналогичный подход уже внедряется и на срочном рынке.

Это будет первое за 10 лет изменение в системе тарифов валютного рынка.

— С 30 мая произошло расширение периода контроля агрессивности рыночных заявок на валютном рынке. Механизм, который раньше действовал во время проведения ранних торгов с 7.00 до 10.00 мск, теперь будет действовать в течение всего торгового дня. Что это даст рынку?

— На валютном рынке раньше была одна сессия с 6.50 мск до 23.50 мск, она неделимая, но в ранний период с 7.00 до 10.00 мск мы предусмотрели механизм, который ограничивает влияние рыночных заявок. Рыночная заявка — это когда taker продает или покупает по текущей рыночной цене. На разряженном рынке, когда не очень много заявок, есть вероятность, что такая заявка может сильно подвинуть рынок. Чтобы этого избежать, мы ввели этот механизм. На утренних торгах он доказал свою эффективность.

Сейчас мы его немного модифицировали и расширили на весь срок с 7 утра до 23.50 мск. Но торги пока оставляем с 10.00 до 19.00 мск. Если к нам придут запросы от наших участников или регулятор предложит включить дополнительные часы торгов, мы рассмотрим эти возможности. Сейчас достаточно режима, который есть.

Источник