💹 Новости Трейдинга

Самые последние новости в сфере трейдинга

Российские биржи «отрастут» — вопрос, когда и насколько — Александр Абрамов

МОСКВА, 23 марта — ПРАЙМ. Возобновились торги на Московской бирже в секции фондового рынка. Два дня торговали ОФЗ и в первый же день сделок оказалось больше в пять раз, чем с начала года до закрытия торгов. При этом падение индекса российских государственных облигаций RGBI, зафиксированное по итогам аукциона, составило 9,44% — до 98,21 пункта. В последний раз на этой отметке индекс был 17 декабря 2014 года. Агентство «Прайм» поинтересовалось у завлабораторией анализа институтов и финансовых рынков ИПЭИ РАНХиГС Александра Абрамова, каковы перспективы биржевых торгов в России. Беседовала Екатерина Акопова.

— Александр Евгеньевич, как Вы оцениваете возобновившиеся торги?

— Позитивный и оптимистичный сигнал. И весьма востребованный, ведь ОФЗ составляют основу портфелей банков, страховых компаний и негосударственных пенсионных фондов. Центробанк в последнее время увеличил рефинансирование банковской системы, но оно обычно предоставляется под рыночные активы, а оценок ОФЗ в виду остановки торгов давно не проводили. Так что нынешние торги позволяют восстановить механизм обеспечения для рефинансирования банков и дает более объективную картину стабильности банков и небанковских финансовых организаций

— А каковы перспективы рынка акций? Когда торги начнутся?

— С этим рынком сложнее. На рынке государственных облигаций роль нерезидентов и граждан не так велика. Кроме того, стабилизатором данного сегмента рынка выступает Банк России. Поэтому в первые дни торгов резких распродаж ОФЗ на биржевом рынке не произошло, ставки доходностей госбумаг удержались на уровне ниже ключевой ставки. Более того, возникшее явление в виде инверсии кривой доходности облигаций с разным сроком обращения, когда доходность по краткосрочным выпускам существенно превысила доходность долгосрочных бумаг, показывает, что участники рынка надеются, что в дальнейшем ключевая ставки Банка России будет снижена.

На рынке акций ситуация иная. Здесь примерно по 40-45% объемов биржевых торгов до кризиса приходилось на нерезидентов и физических лиц, лишь 10% было у организаций. Также здесь нет Банка России. Сегодня нерезидентам принадлежит примерно 40-50% акций российских компаний, находящихся в свободном обращении. По нашим расчетам, на момент закрытия рынков в январе-феврале 2022 года индекс РТС упал всего на 41,3% в то время как индекс российских депозитарных расписок Венской фондовой биржи — на целые 89,8%. С учетом того, что биржевой рынок в России закрылся на несколько дней раньше, чем рынки депозитарных расписок за рубежом, потенциал падения акций индекса РТС пока довольно высокий. Даже в условиях введения ограничений на сделки с акциями для нерезидентов, здесь могут случиться массовые распродажи акций гражданами по очень низким ценам. Это может принести существенные потери частным инвесторам. Поэтому открытие данного рынка требует разработки какого-то нового механизма поддержки этого рынка со стороны государства. На это требуется время.

— Почти половина нерезидентов — это какие объемы средств?

— Если оценивать очень грубо, из акций, находившихся в свободном обращении, около 90 млрд долларов приходилось на иностранные компании. Примерно столько же приходится на физических лиц, владеющих акциями напрямую или через паевые инвестиционные фонды, и около 30 млрд на российские компании.

— Как думаете, пауза в торгах акциями — это надолго?
— Думаю, да, и здесь возможны два сценария. Более вероятный — это то, что пауза затянется надолго. Возможно, если удастся успешно перезагрузить рынки ОФЗ и корпоративных облигаций, то это будет сигналом и для биржевого рынка акций. На таком рынке придется рассчитывать в основном на внутренние сбережения. То есть он будет менее доходным и ликвидным. В то же время в отличие от России, где на частных инвесторов приходилось немногим более 40% объемов биржевых торгов акциями, на рынках Китая и Южной Кореи данная доля составляет соответственно целых 80% и 90%. Это показывает, что даже преимущественно на внутренних ресурсах рынки живут и развиваются. Просто привыкать к этому мы будем долго. С нерезидентами все будет сложнее, они еще долго не вернутся на внутренний рынок акций. Текущие события сформировали эффект недоверия с сохранности таких инвестиций. Де-юре российские ценные бумаги полностью выключены из всех международных индексов и уже одно это подрывает доверие институциональных инвесторов. Многие нерезиденты не успели избавиться от акций российских компаний, теперь их сделки заморожены, инвесторы вынуждены будут признать убытки. И эта память сохранится.

— А выплата процентов по евробондам не помогла повысить доверие?

— И что бы это изменило? Рейтинги российских ценных бумаг, по оценкам всех трех мировых рейтинговых агентств, близки к дефолтным. Вне зависимости от того, как будут идти выплаты по еврооблигациям (а официального заявления о том, что Россию миновал дефолт никто не сделал), на Западе будут держать паузу.

— Неужели любители риска (а кто еще инвестирует в развивающиеся рынки?) так уж внимательны к рейтингам?

— Физлица и хедж-фонды — нет, но подавляющее большинство институциональных инвесторов-нерезидентов — это юрлица: пенсионные и взаимные фонды, например. Они обязаны по законам своих стран брать в свой портфель только бумаги с инвестиционным рейтингом. Если эмитент ценных бумаг лишается такого рейтинга, то, скорее всего, такие вложения сохранят до лучших времен, но новые ценные бумаги уже покупать не будут. А чтобы бумаги были востребованы всеми инвесторами, они должны вновь войти в международно признаваемые индексы облигаций, администрируемые J.P. Morgan, S&P, MSCI и др. И вернуться в эти индексы для российских бумаг — долгая и непростая задача. Поднять страновой рейтинг сложно, а восстановить место в индексах — еще сложнее.

— Западные пенсионные фонды активно вкладывались в Россию?

— Весьма активно. Один только Норвежский пенсионный фонд приобрел бумаг на 3 млрд. долларов. Кстати, любопытна разница в реакции пенсионных фондов: европейские горят желанием побыстрее продать российские бумаги, американские намерены сохранить их в портфеле.

— Уже пошли разговоры, что могут появится бумаги и акции для резидентов и нерезидентов. Что думаете?

— Это — не ноу-хау, такое уже применялось на практике. Речь идет о разделении акций на «первый сорт» и все остальные. «Осетрина второй свежести», — как писал Михаил Булгаков. Так сделали в Китае, где есть акции «А-категории» и остальных категорий, первые — для нерезидентов. В России это тоже уже было: у «Газпрома» были АДР для размещения на Западе, а внутри страны — другие акции, ограниченные к покупкам для нерезидентов. И когда в 2005 году либерализовали порядок доступа к акциям «Газпрома», нерезиденты получили право покупать тут напрямую, то эти акции резко выросли в цене в несколько раз. Была практика конца 1990-х гг., когда после дефолта по ГКО, активы нерезидентов на время были заморожены на счетах типа «С» в банках и депозитариях. Думаю, сейчас речь идет о возврате к той прежней практике. Конечно, это — вынужденная мера, объясняющаяся тем, что нерезиденты не будут активны на отечественном рынке еще несколько лет, а их выход с рынка может привести к резкому падению цен акций и курса рубля.

— То есть мы возвращаемся к эрзац-рынку?

— Посмотрим, но рынок точно будет не очень удобным. Порядок и ликвидность будут, рынок будет работать, но доходность будет, скорее всего устойчиво низкой. Сейчас точно не стоит ожидать «чуда» весны 2000 года, когда акции на мировых биржах упали, а потом «отскочили» и физлица заработали за несколько дней целые состояния. Сейчас российский рынок, когда торги акциями откроют, упадет и не отскочит. Скажется разочарование игроков-нерезидентов, воспринявших произошедшее, как игру без правил. Так что с учетом ситуации, выиграют только самые терпеливые, готовые ждать несколько лет. Я отлично понимаю, что действия российских властей были продиктованы западными санкциями и заморозкой резервов Центробанка России, но принятая мера в отношении нерезидентов была расценена ими так: для российских властей есть вещи, поважнее фондового рынка. А они не понимают, как что-то может быть важнее…

— Платой за риск работы на развивающихся рынках являются высокие прибыли. С чего бы инвесторам вести себя, как кисейные барышни?

— Они, конечно, не барышни и с таким ситуациями сталкивались уже не раз. Например, сто лет назад в той же России: дореволюционный отечественный фондовый рынок считался пятым или шестым по значимости в мире, но в 1917 году он исчез со всеми деньгами нерезидентов, кроме царских долгов. С аналогичными проблемами западные инвесторы сталкивались позднее в Аргентине, Греции, Китае и других странах. И всякий раз реакция инвесторов была схожей — они на долгие годы рассматривали данные рынки как развивающиеся и высоко рискованные, требуя повышенную премию за инвестиции.

— Что Вы сейчас посоветуете россиянам, игравшим на бирже или тем, кто только намерен сыграть?

— Я бы не советовал этого делать в ближайшие годы. Сейчас такие игры могут себе позволить разве что крупные фонды, способные долго ждать и даже замораживать часть средств. Конечно, цена акций рано или поздно «отрастет» — весь вопрос, когда и насколько. Правительство выделило триллион рублей ВЭБу для скупки акций у физлиц. Но это значит, что акции будут выкупаться по минимуму цены. То есть ситуация сильно напоминает ту, когда обнищавший человек несет свои вещи в ломбард: там возьмут, но за бесценок. Если бы я мог, то предложил бы нашим властям дать физлицам выбор: например, выкупать у них бумаги до какой-то суммы (скажем, миллион рублей) по ценам, зафиксированным на 24 февраля, или, если они захотят оставить бумаги, не брать с них потом налог с инвестдохода. Могут быть и другие варианты сделки, но главное, чтобы был выбор, была бы сделка! Пока вся история больше напоминает ультиматум: хотите сдавайте, хотите — нет. И не то, чтобы власти не были бы способны на гуманные поступки: вспомнить хотя бы историю обвала акций «Роснефти» после народного IPO. Тогда благодаря вмешательству властей Роснефть в итоге выкупила акции обратно у готовых их продать частных инвесторов по справедливой цене. И сейчас чтобы население не разочаровалось в фондовом рынке, нужна какая-то разумна поддержка.

— Может, стоит купить акции сейчас?

— Долго ждать придется, пока «отрастут». Если есть деньги, которые можно заморозить на несколько лет, — стоит рискнуть. Но продавать акции точно сейчас не стоит, потому что мы на «дне», а по всем правилам, на «дне» не продают. «Дно» — это не момент, это — период и сколько он сейчас продлится, пока не ясно. Но примерный срок — месяцы, потому что пока нет предпосылок для восстановления.

— Есть ли у государства механизм, чтобы не допустить обнуления акций?

— Совсем уж обнуления не произойдет. Более реалистичен сценарий низкой ликвидности биржевого рынка акций большинства эмитентов. Уверен, что до открытия биржевого рынка акций государство сможет предложить дополнительные механизмы поддержки помимо выделенного 1 трлн рублей.

Источник