💹 Новости Трейдинга

Самые последние новости в сфере трейдинга

Мы можем заместить все, что выбыло — Павел Косов

МОСКВА, 30 авг — ПРАЙМ. Российский АПК, стабильно обеспечивающий страну высокими урожаями, в этом году из-за санкционных ограничений и последовавших за ними логистических трудностей столкнулся с ситуацией нехватки сельхозтехники и комплектующих, заставившей заговорить о рисках для урожайности. О том, как удается замещать агротехнику ушедших из РФ американских и европейских компаний аналогичной продукцией из других стран, как восстанавливаются сроки поставок, и какие средства на эту важную работу выделяет государство, в интервью РИА Новости рассказал генеральный директор АО «Росагролизинг» Павел Косов. Беседовала Елена Орехова.

— Павел Николаевич, расскажите, пожалуйста, как обеспечено наше сельское хозяйство отечественными тракторами, комбайнами? Какой техники сейчас не хватает, как сказалось влияние санкционных ограничений?

— Портфель АО «Росагролизинг» преимущественно состоит из российских и белорусских брендов, их доля составляет 99%. Мы ориентируемся на флагманов отечественного машиностроения — самыми крупными партнерами являются «Ростсельмаш» и «Петербургский тракторный завод», их совокупная доля составляет 40% от портфеля компании.

Замечу, что сейчас есть небольшие трудности со сроками поставок: между заключением договора и поставкой проходит 130 дней, а раньше — всего 30 дней. Это связано с логистическими трудностями: предприятия из-за санкций перестали получать комплектующие от традиционных поставщиков и были вынуждены пересмотреть цепочки. Думаю, скоро сможем увидеть планомерное снижение срока поставки снова к одному месяцу.

Ушедшие из России компании (John Deere, Bednar, JCB, Volkswagen, Рено) не играли значительную роль в поставках компании, их доля составляет чуть более 1% от лизингового портфеля. Техника, которую они поставляли, может быть замещена отечественными производителями или производителями из дружественных стран.

Операционных сложностей ввиду ухода брендов не возникало. Поставки были совершены по всем авансированным договорам.

— В целом как быстро замещается предложение необходимой техники?

Мы можем заместить все, что выбыло. Я уверен, что наша сельхозтехника способна конкурировать с любыми иностранными моделями, и потому все, что у нас производится, найдет свой спрос. Возможно, временно надо ограничить наш экспорт по наиболее чувствительным позициям, чтобы он не шёл вразрез интересам внутреннего потребителя.

А чтобы предоставить аграриям альтернативные модели и сохранить широкую номенклатуру на маркетплейсе, с марта активно прорабатываем поставки техники производства дружественных стран. И многие компании хотят продавать нам свою продукцию, которая, кстати, заметно дешевле американских и европейских аналогов: например, в мае были достигнуты соглашения о поставках тракторов китайских производителей Shandong Shifeng и KAT, а также заключены договоры на поставку из КНР зерновозов.

Далее: с Индией договорились по тракторам для садоводства, из ОАЭ — по оросительным системам, из Турции получаем опрыскиватели, а еще подписали соглашение с местным импортером сельскохозяйственной техники, который в скором времени начнет поставки. Плотно работаем и с машиностроителями из Южной Кореи.

— «Росагролизинг» как поставщик сельскохозяйственной техники является одним из важных каналов господдержки, предоставляемой аграриям страны. Как Вы оцениваете объем новой докапитализации, учитывая масштабы задач, стоящих перед компанией?

— Оказание поддержки «Росагролизингу» осуществляется по поручению президента. По нашей оценке, объем такой суммы должен составлять порядка 20 миллиардов рублей — с учетом контрактов на поставку техники, которые пока на рассмотрении, и тех, которые мы получим.

В этом году нас уже докапитализировали на 12 миллиардов рублей: эти средства планировалось привлечь за счет размещения облигаций, но на фоне резкого роста ключевой ставки планы остались нереализованными. Поэтому правительство нас поддержало.

— А сейчас условия на рынке приемлемые? Что можете предложить инвесторам в качестве эмитента?

— В ближайшее время размещение облигаций не планируем, но думаю, что в этом году уже будем размещаться. Мы видим на рынке облигаций очень большую активность, а некоторые эмитенты осваивают не только российский, но и китайский рынок. У нас есть возможность даже на нынешнем рынке привлекать средства, но мы ждем, когда кривая ОФЗ (доходность сопоставимых по срочности гособлигаций РФ — ред.) будет ниже. В целом облигации «Росагролизинга» торгуются выше такой кривой примерно на 2 процентных пункта, поэтому чем ниже она будет, тем дешевле для нас обойдется новый выпуск бондов.

Если и будем привлекать финансирование через кредитование в этом году, то лишь на самый короткий срок для покрытия кассовых разрывов — либо перед докапитализацией, либо перед размещением облигаций; в ряде банков у нас открыты беззалоговые лимиты примерно на 50 миллиардов рублей.

Согласно нашей отчетности по МСФО, за первое полугодие мы получили более 1,3 миллиардов чистой прибыли. Ожидаю, что год мы закончим с лизинговым портфелем более 100 миллиардов рублей. Кроме того, у нас на очень высоком уровне платежная дисциплина — 98% платежей по договорам лизинга получаем в срок согласно графикам выплат.

— Будете ли расширять список поставщиков, условия лизинга?

— Мы всегда об этом думаем, но здесь вопрос экономической целесообразности. Например, планируем выровнять условия по лизингу для нашей и белорусской техники, на которую действуют белорусские субсидии. Белорусская сельхозтехника нужна аграриям, и поэтому мы хотели бы продавать ее с возможностью нулевого аванса и на срок больше, чем 5 лет. А сейчас лизинговый договор на белорусскую технику ограничен 5 годами, и мы не можем предоставлять ее с нулевым авансом: согласно действующему соглашению, он должен быть 10%.

— Минсельхоз на фоне трудностей российских экспортеров зерна с необходимым для поставок флотом рассматривал возможность господдержки через лизинговые схемы и льготные кредиты. В свою очередь Союз экспортеров зерна планировал сформировать единую заявку в «Объединенную судостроительную компанию» на строительство таких судов. Будете посредником? В целом на какой стадии сейчас этот проект?

— Мы плотно занимаемся этим вопросом в контакте с Минсельхозом и другими органами власти, а также с основными верфями. Надеюсь, в ближайшее время подготовим соответствующую программу: сама она будет касаться закладки и строительства судов и, конечно, потребует дополнительных средств как совершенно новый проект. Наша задача — разработать под эти планы максимально приемлемые условия финансирования.

По поводу заявки — думаю, проще сделать единую. Конечно, мы отрабатываем заявку каждого обратившегося к нам, но здесь наверно нужно собрать общий пул, чтобы оценить возможности произвести суда необходимого тоннажа и сроки их строительства. Насчет панамаксов (судов с максимальными габаритами — ред.) не уверен, но хочется верить, что и до них доберемся в ближайшее время, сейчас в планах — строить суда чуть меньшего формата.

— А кто основной заказчик компании сейчас? Какую технику больше всего покупают, из каких регионов?

— С крупными агрохолдингами мы практически не работаем, 80% нашего портфеля — это малый и средний бизнес. По покупаемой технике пропорция одинаковая год к году: чуть меньше половины — самоходная (в равных пропорциях распределяются тракторы, комбайны и автотехника), затем — прицепное-навесные конструкции для сезонных сельхозработ.

Традиционные лидеры по объемам заказов — Краснодарский край, Ставрополье, Башкирия, Татарстан, Саратовская и Самарская области, а также Алтайский край. В топ-10 наших заказчиков входит Крым: половина сельхозтехники, используемой там, поставлена через нашу компанию. Сельское хозяйство там очень серьезно развивается; поставки мы начали в 2014 году, и не прекращали, и никогда не будем прекращать.

— Основной профиль деятельности «Росагролизинга» — передача в лизинг аграрной техники. Есть ли другие проекты, где востребовано предоставляемое вами финансирование?

— Да, конечно. Например, в рамках проектного финансирования мы проинвестировали дальневосточного производителя антибиотиков, пребиотиков и витаминов для животноводства «Арника» — по сути, единственное предприятие такого цикла у нас в России.

Еще в списке проектов, которые осуществлялись при нашей поддержке — завод по производству мороженого в городе Тутаев, крупные элеваторные комплексы, подвижной состав для компании «Благо». А сейчас изучаем проект по производству икры на Каспии.

Источник