💹 Новости Трейдинга

Самые последние новости в сфере трейдинга

Развивающиеся рынки оказались на удивление устойчивыми

Долгожданная стабильность на фоне старых проблем

Знакомый сценарий. Федеральная резервная система агрессивно повышает ставки в попытке побороть инфляцию. Доллар стремительно растет, условия на глобальных финансовых рынках ужесточаются, а мировая экономика на пороге глубокого спада. Но на этот раз все иначе. Там, где обычно наступает кризис на развивающихся рынках, напротив царит пугающее спокойствие.

На протяжении десятилетий быстроразвивающиеся страны со средним уровнем дохода были источником финансовых проблем. В начале 1980-х годов кампания ФРС против двузначной инфляции спровоцировала долговой кризис в Латинской Америке; в 2010-х годах нормализация политики после глобального финансового кризиса нанесла удар по «хрупкой пятерке» (Бразилия, Индия, Индонезия, ЮАР и Турция). Примерно такого же развития событий можно было ожидать во время нынешнего цикла ужесточения, которое является самым агрессивным с начала 1980-х годов. В отчетах, опубликованных 11 октября, МВФ снова понизил прогнозы по глобальному росту и предупредил, что экономики, на долю которых приходится треть мирового ВВП, оказались на грани спада. Беднейшие страны мира близки к краху. Более миллиарда человек живут в странах, экономика которых столкнулась с тяжелыми потрясениями.

И все же большинство крупных стран со средним уровнем дохода справляются с трудностями. МВФ считает, что развивающиеся экономики намного опередят богатые страны в этом и следующем году, несмотря на замедление темпов роста в Китае и сокращение в России. В то время как евро, фунт и иена падают по отношению к доллару, индийской и индонезийской рупиям удалось избежать резкого снижения, а мексиканская и бразильская валюты выросли. Экстренную интервенцию вынужден проводить ЦБ в Лондоне, а не в Бразилии.

EM-экономики становятся более зрелыми

Устойчивость развивающегося мира отчасти связана с его развитием. После кризисов 1980-х и 1990-х годов местные финансовые рынки стали более емкими, а банки стали эффективнее управляться. Повысилось качество разработки и проведения политики. Чиновники осознали опасности, связанные с пренебрежением формированием бюджета и большим дефицитом текущего счета. Центральные банки стали более независимыми и внедрили таргетирование инфляции, как в богатом мире.

Подобный уровень развития и осторожность доказали свою значимость в последние два года. Многие центральные банки со средним уровнем дохода начали повышать ставки задолго до богатых. Это позволило не допустить выхода растущей инфляции из-под контроля, а также остановить дестабилизирующее падение валюты. Взять, к примеру, Бразилию, которая в начале 1990-х годов пережила гиперинфляцию, но в последние десятилетия работала над укреплением авторитета и независимости своего центрального банка. Когда инфляция подскочила, а реальный упал в начале прошлого года, центральный банк отреагировал агрессивным повышением ставок, что привело к совокупному росту почти на 12%. Инфляция упала с пика в 12% в апреле ниже 8%; а бразильская валюта оказалась одной из самых эффективных в мире. Между тем, ЦБ богатого мира, которые отстали от графика ужесточения ФРС, включая Европейский центральный банк и Банк Японии, столкнулись с головокружительным обвалом валюты, причем пик инфляции еще не пройден.

Валютные режимы развивающихся стран также стали эффективнее. Ранее эти экономики использовали привязку курса для сдерживания инфляции и обеспечения более дешевых кредитов. Но за годы кризиса они перешли к плавающему курсу, при котором рынки больше влияют на стоимость валюты. Сейчас большинство правительств вмешиваются лишь иногда, чтобы предотвратить недопустимо быстрые или сильные изменения.

Многие связывают это с ростом валютных резервов. В хорошие времена они покупали активы, номинированные в резервных валютах, таких как доллар. Это позволяет замедлить темпы укрепления местных валют и накопить безопасные активы. В 1998 году мировые валютные резервы составляли 5% мирового ВВП. К 2020 году этот показатель вырос до 15%, достигнув $13 трлн. Хотя значительную часть здесь составляют китайские резервы свыше $3 трлн, правительства других развивающихся стран также накопили огромные суммы. Например, резервы Индию превышают $500 млрд, а Бразилию — более $300 млрд.

Эти резервы могут использоваться для замедления обесценивания валюты, когда у инвесторов снижается аппетит к риску. В этом году Индия продала резервы на сумму $40 млрд, чтобы обеспечить умеренное и упорядоченное снижение рупии. Тем не менее, резервы имеют наибольшую ценность в разгар кризиса, когда их можно использовать для оплаты критически важного импорта и погашения долга в твердой валюте. Важно отметить, что они помогают убедить иностранных инвесторов в том, что обязательства будут выполнены.

Новый уровень защиты

При этом развивающимся экономикам удалось избавиться от своего главного недостатка: неспособности занимать в собственной валюте. Когда-то у правительств не было иного выбора, кроме как брать кредиты в других валютах. Из-за подобной уязвимости снижение настроений инвесторов может вылиться в финансовую катастрофу. Поскольку падение курса местной валюты увеличило долговое бремя в иностранной валюте, экономическая слабость или нервозность рынков могли привести к бегству капитала, усилению девальвации и потере доверия к кредитоспособности правительства, что часто заканчивалось хаотичным дефолтом.

Однако после глобального финансового кризиса доходность облигаций в богатом мире упала, что вынудило инвесторов искать доходность в другом месте. Это, в сочетании с более эффективным управлением экономикой на развивающихся рынках, позволило чиновникам перейти от кредитов к облигациям в местной валюте. В середине 2000-х годов около 46% государственного долга Индонезии и 83% долга Чили приходилось на иностранную валюту. К 2021 году эти показатели снизились до 23% и 32% соответственно.

Безопасность, обеспечиваемая благодаря таким инновациям, поражает. Но при неблагоприятных экономических условиях развивающиеся рынки не могут позволить себе расслабиться. Хотя правительства больше занимают в местных валютах, многие компании этого не делают, и, если глобальные проблемы вынудят крупные фирмы обратиться за поддержкой, их иностранные обязательства могут стать иностранными обязательствами правительств. Если ухудшение финансовых условий подтолкнет к бегству в безопасные убежища, ФРС, которая сосредоточена только на высокой инфляции в Америке, не сможет прийти на помощь остальному миру, предоставив экстренные кредиты, как в марте 2020 года.

Стабильность также может повысить готовность к принятию риска. Более устойчивое финансовое положение развивающихся рынков позволило некоторым из них взять на себя долги, которые когда-то казались слишком большими даже для богатых стран. Индийский долг вырос до 84% ВВП, а долг Бразилии составляет 88%. В начале 2000-х годов американские и европейские чиновники убедили себя, к своему сожалению, что финансовые кризисы — это нечто такое, от чего страдают только бедные страны. Оглядываясь на недавнюю историю, правильнее будет сказать не то, что развивающиеся рынки в безопасности. А то, что никто не может чувствовать себя в безопасности.

Подготовлено Profinance.ru по материалам издания The Economist

Источник